Потаённый кремль Керчи: история форта Тотлебен

16:20
3
Потаённый кремль Керчи: история форта Тотлебен

Как передает Крымская газета, Грандиозная – и по размерам, и по истории – крепость на берегу Керченского пролива в нынешнем году отмечает сразу две даты: 165 лет с закладки первого фундамента и 145-летие окончания строительства.

ОПОРА ИМПЕРИИ

Решение о возведении мощного оборонительного сооружения Александр II принял по итогам детальной работы юристов и дипломатов. Дело в том, что мирный договор, заключённый по окончании Крымской войны 1853-1856 гг., запрещал России иметь арсеналы на черноморских берегах. Однако строительство укрепления на берегу Керченского пролива, соединяющего Чёрное и Азовское моря, не противоречило условиям договора, в начале 1857 года император «высочайше одобрил» проект.

С географической точки зрения наиболее подходящим местом определили обрывистый мыс Ак-Бурун. Во-первых, здесь находится самая высокая точка городской округи, удобная для наблюдений. Во-вторых, в этом месте естественный фарватер существенно сужается. Таким образом, появившийся в поле зрения корабль гарантированно подставлял борт грозным пушкам.

Первые отряды строителей состояли из недавних защитников Севастополя – солдат Литовского, Виленского и Минского полков, а также вольных людей, пришедших на заработки. Труд был нелёгким, но оплачивался достойно.

ГЛАВНЫЙ ФОРТИФИКАТОР СТРАНЫ

Работы возглавил Эдуард Тотлебен, глава инженерного департамента военного министерства. Генерал прославился во время обороны «русской Трои», организовав возведение укрытий буквально из подручного материала: корзин с камнями, мешков с землёй.

В Керчи талант Тотлебена развернулся в полную силу. Неспециалисту трудно разобраться в хитросплетениях военно-строительной мысли, но спустя несколько часов хождения по всем этим валгангам, казематам и капонирам становится ясным: вот он, идеал долговременной фортификации, воплотивший всё необходимое для успешного ведения боевых действий.

Крепость уникальна ещё и тем, что представляет редчайший образец переходного периода – от постулатов средневековья к реалиям XIX столетия. Автор проекта не только учёл горький опыт «севастопольского сидения», но и реализовал идеи, связанные с появлением более совершенных артиллерийских систем. Новая крепость имела все обязательные атрибуты: ров, вал, стены, бойницы. Однако «гений защиты» в полной мере сознавал, что высокие стены и гордые башни не могли спасти от губительного пушечного огня. И Тотлебен сделал своё творение… невидимым: все каменные здания надёжно укрыты землёй. Мощный слой грунта не только гасил ударную силу снаряда, но и обеспечивал прекрасную маскировку: и с суши, и с моря неприятель видел только заросшие травой пригорки.

ЦАРСКИЕ ЗНАКИ

Приступив к земляным работам, служивые столкнулись с непредвиденным обстоятельством: холмы, которые предстояло срыть, оказались древними могилами. Многие из них грабители обчистили ещё в древности, но один из курганов порадовал драгоценной и весьма символичной находкой. Судя по количеству и качеству золотых предметов, похороненный в кургане мужчина был военным и политическим главой большого варварского племени эпохи Великой Скифии. Самым крупным артефактом – и по значимости, и по весу – стал золотой шлем, прообраз короны, знак власти правителя, жившего в конце IV столетия до нашей эры. Шедевр античных ювелиров украсил Золотую кладовую Эрмитажа.

Александр II трижды приезжал в Керчь, лично контролируя процесс создания главной крепости юга. Император присвоил цитадели имя «Тотлебен», а прикрывавшие форт люнеты получили в честь строителей названия «Виленский» и «Минский».

Огромное, очень сложное сооружение возводили поэтапно в течение 20 лет, и всё это время деньги поступали целенаправленно, из специального фонда, предназначенного для обустройства двух стратегических опорных пунктов Российской империи – Кронштадта и Керчи.

Важно, что крепость в дальнейшем не подвергалась перестройкам и мало пострадала в последующих войнах. Керченский кремль в полной мере сохранил благородство XIX века, воплощённое в природных материалах: местном камне-известняке цвета слоновой кости, красном кирпиче, изготовленном в соседней Тамани.

«ПРИВЕДЕНА В БОЕВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ»

К Русско-турецкой войне 1877-1878 гг. берег пролива ощетинился пятью сотнями орудий, готовых разгромить в дым любую вражескую эскадру. Но противник не рискнул проверять мощь пушек. Турецкие броненосцы обстреляли Евпаторию и города на кавказском побережье, однако в Керченский пролив не сунулись. Таким образом, не сделав ни единого выстрела, крепость только фактом своего присутствия оградила Азовское море и земли Кубани от возможной агрессии.

Гарнизон составлял около шести тысяч нижних чинов. И каждый был обеспечен всем необходимым для жизни – хлебом, патронами. Но в первую очередь – водой. Дожди наполняли два пруда и огромную подземную цистерну. Действовало два колодца. Более того, на всякий пожарный здесь установили машину для опреснения морской воды.

Яркое впечатление оставляют многочисленные подземные ходы. Как и положено, они загадочны и таинственны, но выполняют сугубо практическую функцию: связывают все объекты друг с другом. Самый большой – выдолбленный в скале 600-метровый тоннель, идущий от береговых батарей к цитадели.

Необходимость дорогостоящих работ диктовалась жестокими реалиями боевых действий. Известно, что по причине отсутствия укрытий только в первый день бомбардировки Севастополя больше тысячи человек погибло совершенно бессмысленно. Памятуя об этих потерях, Тотлебен обустроил коммуникации со всей серьёзностью: тайные ходы сообщения давали возможность во время обстрела беспрепятственно и без потерь перемещаться под землёй большому количеству людей.

С ЗАБОТОЙ О ДУШЕ

Гражданские чиновники требовали, чтобы «все постройки возводились со всевозможным сбережением издержек, без малейшего стремления к роскоши или щегольству». Однако Тотлебен, боевой офицер, понимал: сила и мощь должны блистать суровой красотой.

Посему сложенные из тщательно обработанных блоков фасады украшены, как аксельбантами, элегантными орнаментами из камня. В помещениях впечатляет сочетание строгих, прямых линий стен и арочных потолков. С одной стороны, это обусловлено инженерным расчётом: конструкция должна выдерживать многотонную земляную насыпь. Но есть тут и иной смысл...

Как известно, природа, в том числе человеческая, не терпит прямых линий и острых углов. Но армейская служба воспринимается, в частности, как идеально ровный строй застывшего на плацу полка – великолепие единообразия в мирное время и ужас изломанности в военное. Надо полагать, что Тотлебен и его соратники предусмотрели опасное (особенно в военную, изломанную годину!) воздействие прямых линий на тысячи людей и постарались максимально облегчить нагрузку на души служивых. Отсюда обилие правильной формы полуокружностей, подспудно напоминающих солдатику, вчерашнему сельскому парню, купол церкви или радугу в поле и вселяющих чувство надёжности, спокойствия и уверенности. А для грамотеев стены казарм расписаны немудрёными, но очень правильными призывами: «Говори всегда только правду. Молись и ничего не бойся».

Кстати, керченский кремль, как положено, имел собственную церковь. Её судьба глубоко символична. В период Гражданской войны город несколько раз занимали то белые, то красные. В разгар великого противостояния, в 1918 году, мощный взрыв разметал склад боеприпасов и уничтожил расположенный рядом храм. Однако провидение распорядилось так, что через сто лет после трагедии археологи обнаружили на территории форта фрагменты белокаменной иконы, изображающей Богородицу с Младенцем. Добрый знак!

Кирилл БелозеровИсточник: https://gazetacrimea.ru

Оцените новость

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...