Медсестра ковидного госпиталя о буднях, людях и себе

07:35
3
Медсестра ковидного госпиталя о буднях, людях и себе

СИМФЕРОПОЛЬ, 12 мая — РИА Новости-Крым. В Международный день медицинской сестры, который отмечают в день рождения Флоренс Найтингейл — основательницы службы сестер милосердия, участвовавшей в Крымской войне, РИА Новости-Крым беседует с Татьяной Савицкой, младшей медсестрой одного из крымских ковидных госпиталей. Она пошла на эту работу добровольно, когда дорога стала каждая пара рук, пошла с гораздо более высокой должности, где было гораздо меньше опасности. Дважды переболела ковидом. И снова встала в строй.

Двойной удар по слабым местам

Татьяна работает в госпитале с октября. Тогда, осенью, все очень боялись заболеть. Теперь, в мае, позади у нее уже две встречи с вирусом вплотную:

«И первый раз было нелегко, но я болела дома, а там, как говорится, и стены помогают. Мне дало осложнение на ноги — на суставы и мышцы, которые раньше не болели никогда, я ползала, не могла ходить. А во второй раз — на почки, которые и раньше, случалось, болели. Говорят, вирус лупит по самому больному месту. Боль такая в суставах, будто от кости отрывают мясо… Но это пройдет».

Заболев второй раз, Татьяна легла в свое отделение, где все знакомо.

«Спасибо Оксане Анатольевне, нашей завотделением, она практически меня вытащила, и девчонкам всем. Повезло, ИВЛ мне не понадобился, сатурация была 91-93, то есть это нормальная, допустимая. ИВЛ — когда ниже 50. 

ПЦР мы каждые 10 дней сдаем, но я для себя еще сдала коагулограмму и С-реактивный белок, рентген, в верхней части правого легкого было небольшое затемнение, я просто очень быстро среагировала, если бы я еще посидела 3-4 дня дома, я не знаю, чем бы это закончилось».

Татьяна уверена, что тому, кто знает эту «кухню» изнутри, болеть еще тяжелее.

«Ведь тогда ты знаешь всю степень опасности. Я очень боялась, у меня были панические атаки, мне давали антидепрессанты, потому что я на себя примеряла самые сложные случаи наших пациентов».

Изнутри панической атаки

Татьяне приходилось стольких людей утешать за последние полгода, а теперь она прошла то же состояние изнутри.

«Паника даже не потому, что мозгу не хватает кислорода. Давит ощущение, что ты один, нет рядом ни одного родного человека. Тут мне было проще, у меня в отделении были все как родные — девочки ко мне заходили все, и докторов я знаю, и соседка по палате хорошая.

Хочется поговорить, а это невозможно, у тебя по две маски, слово сказал в телефон — и начинаешь задыхаться, там нервничает на той стороне родственник, ты нервничаешь, что он тебя не понимает, потому что вместо голоса – какое-то шипение. Очень тяжелая болезнь, мерзкая, не знаешь, какого еще сюрприза от нее ожидать.

Сын сказал: мама, ты что решила весь ковид перепробовать, все штаммы? Отвечаю: не знаю, сынок, как получится. А сейчас сдам кровь на антитела, что там покажет, естественно буду прививаться. Я уже понимаю, что третий раз я не переживу. Мне уже достаточно».

Средство от хамства – помыть туалет

Теперь, на второй год пандемии, что для медсестер самое трудное? Уже, кажется, ко всему привыкли…

«Самое трудное — это скотское отношение к персоналу некоторых пациентов. Проблема в том, что из медицины сделали обслуживающий персонал. И виноваты не люди, а вот эта оптимизация. Очень, очень много людей из категории „мне все обязаны“. Женщины, удачно вышедшие замуж, мужчины при хороших родителях, которым все легко доставалось… Хамство. В палату не хочется заходить, где лежит такая барышня. Я говорю: девочки, хоть стреляйте, не пойду, я лучше бабушке поменяю памперс, 25 раз ее помою, чем в ту палату…

„Слышишь, ты за это деньги получаешь!“ — заявляет надменно пациент. И понимаешь, что не имеешь права резко ответить, вот так берешь себя за горло. А мне это с моим характером, привычкой руководить, самой не просто стать подчиненной, а уж выслушивать такое…

Вдохнула поглубже, и пошла себе. Туалеты помою, перенаправлю энергию, туалеты зато сверкают! Что заставляет терпеть? Если я уйду, то мои девчонки останутся беззащитными, я ж борец за справедливость, я ж пойду в бухгалтерию, добьюсь перерасчета, исправления ошибки, никого не дам в обиду в любой ситуации.

Как помочь заболевшему родному человеку

Татьяна говорит, что к заболевшему нужно проявить внимание, полностью убрать любой негатив, никакой лишней информации, упреков, уныния. Не нужно самому впадать в панику – будет только хуже.

»Обычно родственники переживают гораздо больше пациента. Звонят в министерства, пишут жалобы. Ребята, не надо, лечат всех одинаково, ко всем отношение одинаковое, какой бы пациент ни был, как бы он себя ни вел. Лекарства мы всем дадим одинаковые, питание, передачи ваши не потеряются. Не волнуйтесь. Хотите помочь – несите позитив, плохие новости не сообщать, не нагнетать, утешать, никаких жалоб и упреков больному".

Испытав болезнь на себе, Татьяна старается даже новости не смотреть, избегать источников раздражения.

«Постковидный синдром — это не просто слова, могу сказать по себе. Это депрессии, истерики, взрослый дяденька может сесть и заплакать, мужик 200 кг веса, гора мышц, он может просто плакать, спросите его – почему? Он не ответит. Это нужно просто перетерпеть, пережить, и не только тому, кто заболел, а и тем, кто рядом — без криков, без злобы.

Я всегда говорю – делайте скидку на ковид. Человек может заговариваться, я например вообще слова забывала, стою и не понимаю, как называется этот предмет, мне самой от этого тяжело, чувствуешь себя какой-то убогой… Все вернется постепенно. Нужен позитив, можно книжки, фильмы добрые, хорошие взять… „

Чем удивили старики

По мнению Татьяны самые мужественные борцы с недугом – пожилые люди.

“Наши старички, от 70 и старше. Чем больше человек пережил испытаний в своей жизни, тем он добрее и мужественнее. Самый пожилой пациент у меня был — 96 лет. Какой он замечательный! Был тяжелым, мы думали, что не выживет. Но он до такой степени боролся за жизнь, не мы ему уже помогали, а он нам помогал — старался встать, он старался с этой палочкой пойти, ему несешь судно, а он: нет, я дойду! Мы его выписали – ушел на своих ногах, прекрасненько, с 4-го этажа. Нужно бороться за жизнь, ведь если ты не хочешь бороться, никто за тебя этого сделать не сможет».

Третья волна ковидного шторма

По мнению Татьяны, рано радоваться и расслабляться. Война еще не окончена.

«Протоколы изменились, лечение другое и степень пошла более легкая, и прививки дают о себе знать… Я не вирусолог, но мне кажется, что в ближайшие месяцы мы с ковидом не справимся. Появляются новые штаммы. Поэтому — личная гигиена, гигиена своего дома, маски, руки, одежда, избегать скоплений в общественных местах.

Помнить, что даже переболев, ты можешь быть переносчиком и кого-то заразить. Это тяжело и страшно — терять родных, близких. Берегите себя и друг друга. В маске дышать намного легче, чем лежать с аппаратом ИВЛ».

С начала пандемии в Республике Крым коронавирусной инфекцией заболели более 40 000 человек, 1263 человека умерли. Каждый день заболевает около сотни людей.

Источник: http://crimea.ria.ru

Оцените новость

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...